Д. О. Чураков - Пути становления рабочего класса в России

Когда и где возник рабочий класс? Считается, что время его появление уходит в период развития товарно-денежных отношений, промышленного переворота и буржуазных революций в Западной Европе. В капиталистических государствах рабочий класс является классом наёмных работников, продающих свою рабочую силу частному предпринимателю или государству. Хотя в наши дни в развитых странах рабочие нередко выступают как владельцы части акций своего предприятия, главным источником их существования и сегодня остаётся именно заработная плата. Труд рабочих используется в прежде всего в промышленности, а так же на транспорте, сельском хозяйстве и других сферах общественного производства. Возникновение рабочего класса в России как особой социальной группы приходится на вторую половину XIX в., когда после отмены крепостного права в стране заканчивается индустриальная революция. Окончательное становление рабочего класса у нас происходит уже в XX в. [1]
В период революционных событий 1905 г. и 1917 г. рабочий класс нашей страны всё ещё оставался не очень многочисленным. Историки, экономисты, социологи и представители других гуманитарных наук до сих пор ведут дискуссии о численности отдельных его слоёв и даже общей численности. Наиболее убедительно выглядят следующие расчёты: удельный вес рабочих вместе с семьями в 1913 г. составлял около 15%. Рисуя облик дореволюционного рабочего на каждом шагу сталкиваешься с противоречиями и парадоксами. Так, например, рабочий класс, само рождение которого было связано с развитием современного индустриального общества, был одним из наиболее грамотных классов страны, но в то же самое время в царской России примерно около половины рабочих не умели ни читать, ни писать. Даже материальное положение рабочих было очень разным и зависело не только от профессии, но даже места жительства. Особенно высоко оплачивались рабочие-металлисты и некоторые горнозаводские рабочие. Некоторые из них имели свои дома, коров, лошадей, землю. Но подавляющее число рабочих влачило жалкое существование, труд их оплачивался крайне низко, не было никаких социальных гарантий [2]. Особенно тяжёлым положение рабочих становится в годы Первой мировой войны. Многие проблемы рабочих были в те годы связаны со степенью развитости рабочего законодательства: его становление в России явно отставало от потребностей быстро растущего рабочего класса, хотя оно вовсе не было таким отсталым и ущербным, как о том писали советские и некоторые современные авторы. Наоборот, в России зачатки трудового законодательства и элементы рабочего самоуправления начали развиваться раньше, чем на Западе [3].

Низкие заработки, проблемы с получением образования и неразвитостью политических свобод — всё это превращало рабочий класс в оппозиционную самодержавию силу. С начала 20 в. в его рядах быстро распространяются социалистические идеи. Рабочий класс становится ведущей силой всех русских революций начала 20 в., причём рабочие, как правило, выступали на стороне наиболее радикальных революционных партий, прежде всего большевиков. Именно поддержка рабочих, хотя далеко не всеобщая и не безусловная, позволила Ленину и его сторонников прийти в Октябре 1917 г. к власти.

Вместе с тем рабочие вовсе не отвечали представлениям многих радикальных революционеров, которые были уверены, что рабочие — это класс, лишённый патриотизма, лишённый истории, лишённый корней. Наоборот, рабочие были тесно связаны со всей страной и её историей. Даже в годы Первой мировой войны, когда шло созревание предпосылок революционного взрыва, рабочие жили интересами страны, доказывая, что патриотизм присущ им не меньше, чем представителям других классов российского общества. В этой связи интересно отметить, что количество протестующих против своего крайне низкого уровня жизни и политического положения рабочих в первые военные месяцы не только не возросло, а наоборот резко снизилось. Новый подъём стачечной борьбы рабочих начался только после того, как рабочие разочаровались в действующей власти, когда рабочие разуверились в способности царского правительства довести войну с германцами до Победы. Вот что содержалось в донесении московского градоначальника от 17 сентября 1914 г.: "Надвигающаяся военная гроза сразу образумила рабочую массу, и забастовочная волна стихла. Великие общерусские интересы отодвинули на задний план мелкие и ложно понимаемые классовые интересы". А вот что говорилось в донесении от 27 октября следующего года из Костромы: "С самого начала войны рабочая масса была настроена патриотично и не только не препятствовала делу войны, но насколько могла, помогала ему. Такое положение дел в рабочей массе продолжалось до нашего галицийского и последующего отступления, когда под влиянием военных неудач стало замечаться недовольство войной и возмущение существующим порядком в государстве [4].

Таким образом рабочие шли в революцию не как разрушители, а как созидатели. Они рассчитывали на то, что революция усилит их родину, а самим рабочим принесёт избавление от постоянной нужды и материальных лишений. Но надежды, которые возлагали рабочие на революцию долгое время так и оставались надеждами. Гражданская война сильно ударили по материальному положению рабочих, сократились их права. В поисках хлеба и спасаясь от мобилизаций в красные и белые армии рабочие тысячами искали убежище в деревне. Это явление было названо распылением рабочего класса. По некоторым оценкам к началу нэпа его численность сократилась в два и даже более раз. Многие заводы, фабрики, домны и шахты простаивали. Промышленность страны умирала. Положение рабочих становилось всё хуже и хуже. В результате им приходилось бастовать теперь уже против революционной власти: сперва Временного правительства, а потом даже против большевиком, о чём прежняя советская наука писала с явной неохотой [5].

Но и переход к нэпу, серьёзно ожививший экономику страны, для рабочих обернулся новыми горькими разочарованиями [6]. В период революции и гражданской войны внушали рабочим, что они являются победителями в революции, хозяевами страны. Теперь же, при нэпе, рабочие видели перед собой нарядных нэпманов и красных чиновников, разъезжающих в иностранных авто и веселящихся в коммерческих ресторанах. "За что сражались?" — задавались вопросом многие рабочие. Тем более, что жизненный уровень рабочих улучшался медленно, а иногда и ухудшался. Раньше государства снабжало рабочих всем необходимым, пусть и по ограниченным нормам. В годы военного коммунизма не бесплатными были и транспорт, и жильё. Теперь же, при переходе к рынку, за всё приходилось платить, а зарплата постоянно отставала от быстро растущих цен. Иногда зарплату не платили по несколько недель. Атрибутом нэпа стала уже забытая за годы военного коммунизма безработица. К концу 20-х гг. работу не имело почти 2 млн. человек. Всё это грозило мощным социальным взрывом. Неслучайно в годы нэпа состоялось сотни стачек и других трудовых конфликтов. Часто во главе бастовавших рабочих оказывались рядовые коммунисты.

Сложной ситуацией последних лет нэпа сумел умело воспользоваться И.В. Сталин, объявивший курс на социалистическую реконструкцию народного хозяйства. На "великих стройках коммунизма", как их называли тогда, в 1930-е гг. трудились миллионы людей. Вскоре биржи труда отомрут как отживший свой век анахронизм. Наоборот, растущей промышленности будут требоваться всё новые и новые рабочие руки. Десятки миллионов жителей деревни в этот период перейдут в город и составят основу нового рабочего класса. По самым скромным оценкам городское население СССР увеличится за годы первых пятилеток на 30 млн. человек. Но в довоенные годы численность жителей деревни всё ещё превышала численность горожан. Многие из вновь пришедших в промышленность рабочих не обладали высокой квалификацией. Для них государство разворачивает целую сеть училищ, где можно было овладеть основами рабочего мастерства. В годы первых пятилеток широкий размах приобретает ударничества, стахановское движение, другие формы трудового энтузиазма рабочих.

Героической страницей в истории рабочего класса нашей страны станет Великая Отечественная война советского народа против фашистской Германии, а так же годы послевоенного восстановления. Массовый трудовой героизм рабочих позволил Советскому Союзу в рекордные сроки эвакуировать на Восток страны сотни важнейших промышленных предприятий и наладить производства танков, пушек, самолётов, боеприпасов. "Всё для — фронта, всё — для Победы!" — под таким девизом шло развитие военной экономики и уже в 1943 г. СССР производил военной продукции больше, чем фашистская Германия и все захваченные ею европейские страны [7]. В годы войны серьёзно меняется социальный состав рабочего класса. Вместо ушедших на фронт сыновей, отцов и старших братьев к станкам становятся старики, женщины, дети. Война принесла советскому народу неисчислимые бедствия и потери. Западные специалисты предрекали, что СССР сможет восстановить свою экономику не раньше, чем через несколько десятилетий. Но трудовой подвиг советских рабочих опроверг эти прогнозы — промышленность была восстановлена всего за три года, а уже к 1950 г. довоенный уровень производства был превзойдён на 48% [8].

Советский Союз ведущей индустриальной державой, а индустриальные рабочие — ведущей социальной силой советского общества. И это вовсе не штамп прежней советской пропаганды, это отражение реальности тех лет. Другое дело, что рабочие, как и советское крестьянство, постепенно отодвигалось от власти и материальных благ быстро растущим слоем чиновничества, партийной номенклатуры. Если при Сталине партбюрократия была под контролем и сверху, и снизу, опасаясь репрессий должна была усердно трудиться, избегать злоупотреблений, то после смерти Сталина ситуация меняется. Победа в борьбе за "сталинское наследие" ставленника номенклатуры Хрущёва выводит бюрократию из-под контроля народа. Косметические мероприятия нового руководства якобы по "демократизации" советского общества не могли обмануть большинства народа, поэтому годы правления Хрущёва отмечены всплеском рабочих выступлений. Хрущёвские власти не церемонились с народом. Ярким свидетельством эпохи становится расстрел рабочих в городе Новочеркасске в 1962 г. [9]. На жалобы рабочих, что у них не достаточно средств, чтобы прокормить свои семьи и прокормиться самим власти ответили свинцом — как бы ни был жесток сталинский режим, голодных рабочих в его годы не расстреливали, а кормили.

Возникшая напряжённость в обществе, тем не менее, не остановила ни развитие всего советского общества, ни развитие самого рабочего класса. Вместе с мужанием страны, идёт взросление и рабочего класса. Так, например, продолжился быстрый численный рост его рядов: в 1959 удельный вес рабочего класса в населении нашей страны составлял 49,5%, а в 1978 — уже 61,8%. Растёт квалификация и образовательный уровень рабочих: среднее, специальное среднее и высшее образования имели более 75% рабочих СССР. Рабочие были представлены во всех высших партийных и государственных органах власти.

Положение рабочего класса страны серьёзно меняется после начала перестройки и особенно после начала радикальных рыночных реформ. Процессы переустройства экономики и политической системы, распад СССР привели к резкому сокращению производства. С середины 80-х гг. объёмы промышленности сократились больше, чем за годы Великой Отечественной войны. Изменение материального положения и социальных установок привели к бегству рабочего класса из промышленности. Рабочие становились челноками, мелкими торговцами, прислугой, пополняли преступные сообщества, — словом в современной России нарастает процесс деклассирования рабочих, распада и вырождения рабочего класса. Непрестижность рабочего труда, отсутствие перспектив роста и стабильного заработка отпугивает от рабочих профессий молодёжь. Резко понизился социальный статус рабочего человека. Фактически, рабочие устранены не только из центральных, но и местных органов власти. Так, в высшем законодательном органе Государственной Думе третьего созыва представлен только один рабочий, тогда как даже до свержения монархии в Государственной Думе Российской империи представительство рабочих было существенно более значительным. Положения нового КЗОТа, предложенного правительством и поддержанного президентом, отнимают у рабочих их последние социальные права и завоевания, которых они добивались на протяжении полутора столетий. Результатом этого становится периодические подъёмы стачечной борьбы рабочих. Конец 1980-х гг. запомнится массовым забастовочным движением шахтёров. Конец 1990-х запомнится "рельсовой войной" новыми выступлениями шахтёров, а так же представителей других рабочих профессий, которые будут поддержаны учителями, врачами, чернобыльцами и другими обездоленными социальные слоями современного российского общества. По некоторым оценкам, в этих выступлениях в 1997 г. число участников акций протеста превысило 3 млн. человек [10]. В дальнейшем размах протестных выступлений идёт на спад, но до полного решения рабочего вопроса в сегодняшней России ещё далеко.


ПРИМЕЧАНИЯ:
1. См.: Рабочий класс в процессах модернизации России: исторический опыт / Под ред. А.В. Бузгалина, Д.О. Чуракова, П. Шульце. М., 2001; Рабочий класс и рабочее движение России: история и современность / Ред. А.В. Бузгалина, Д.О. Чуракова, П. Шульце. М., 2002; Рабочий класс и рабочее движение России: теория, история, современность / Редакторы-составители А.В. Бузгалин, Д.О. Чураков. М., 2003; Рабочие России: исторический опыт и современное положение / Ред. Чураков Д.О. М., 2004.

2. См.: Кирьянов Ю.И. Жизненный уровень рабочих России. М., 1979.

3. См.: Туган-Барановский М.И. Избранное. Русская фабрика в прошлом и настоящем. М., 1997; Платонов О. Русский труд. М. 1991; Звягин Ю. Ю. Фабричное законодательство в конце XIX — начале XX века в России и Западной Европе: опыт сравнения // Россия и Запад. СПб. 1996.

4. Цит. по: Кирьянов Ю.И. Социально-политический протест рабочих России в годы первой мировой войны (июль 1914—февраль 1917 гг.). М., 2005.

5. Подробнее см.: Чураков Д.О. Чураков Д.О. Революция, государство, рабочий протест: Формы, динамика и природа массовых выступлений рабочих в Советской России. 1917—1918 годы. М., 2004; Он же. Разлом: рабочий протест в годы гражданской войны // Рабочий в XX веке. Российский опыт. М., 2005; Ижевско-Воткинское восстание / Сост. А.А. Каревский, К.А. Кулагин, Д.О. Чураков. Под ред. В.Ж. Цветкова. М., 2000.

6. Подробнее см.: Яров С.В. Горожанин как политик. Революция, военный коммунизм и НЭП глазами петроградцев. СПб., 1999.

7. См.: Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. М., 1970.

8. История СССР с древнейших времён до наших дней. Т. XI. Советский Союз на пути к развитому социализму. 1945—1961 гг. М., 1980; Подробнее см.: История советского рабочего класса. Т. 4. Рабочий класс СССР в годы упрочения и развития социалистического общества. 1945—1960 гг. М., 1987.

9. Подробнее см.: Козлов В.А. Массовые беспорядки в СССР при Хрущёве и Брежневе (1953 — начало 1980-х гг.). Новосибирск, 1999.

10. Трудовые действия и коллективные действия в современной России. М., 1999; Кацва А.М. Социально-трудовые конфликты в современной России. М.–СПб., 2002; Mandel D. Labour after communism. Auto Workers and Their Unions in Russia, Ukraine and Belarus. Montréal / New York/ 2004.